меню
ГОСТИ ИЗ БУДУЩЕГО

ВОСПИТАНИЕ ДЕТЕЙ НОВОГО ПОКОЛЕНИЯ -
ОБУЧАЮЩАЯ ПРОГРАММА ПО РАННЕМУ РАЗВИТИЮ
ДЛЯ РОДИТЕЛЕЙ И ПЕДАГОГОВ

АВТОР И ВЕДУЩИЙ - ЕВГЕНИЙ БЕЛОЗЁРОВ

РАЗВИТИЕ РЕБЁНКА ДО 3-Х ЛЕТ
ЧЕРЕЗ МУЗЫКАЛЬНО-ТАНЦЕВАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО
СРЕДОВАЯ ПЕДАГОГИКА

Программа рассчитана на родителей и на широкий круг специалистов по детскому развитию и состоит из 4-х отдельных курсов.
Ориентирует участников курсов на природные родительские инстинкты и врождённые модели поведения с малышами, позволяя устанавливать глубокий контакт с детьми и понимать их потребности.
Раскрывает у участников внутреннего ребёнка, помогая понять его и наладить с ним контакт. Обращает каждого к собственному детскому опыту, активируя ощущения, чувства и эмоции, которые были в этом возрасте.
Вводит в суть Средовой педагогики - подхода, где решающим развивающим фактором является наличие среды, в которой находится ребёнок, и которую создаёт ведущий и родители.
Области применения:
Проведение занятий в группах мама-малыш, в яслях без родителей
Организация праздников для детей
Работа в качестве няни
Взаимодействие с ребёнком дома
Понимание себя, своих скрытых потребностей
Жизнь, раскрытие собственного внутреннего ребёнка
Педагог, музыкант, телесный терапевт
Евгений Белозёров
ВЕДУЩИЙ -
Евгений разработал уникальную методику музыкально-танцевальных занятий для детей до 3-х лет. Ведущий организует процесс по определённым правилам, где взрослые создают игровое безоценочное пространство, в котором каждый ребёнок может раскрыться наиболее естественным для него образом. Занятия, названные средовыми, основаны на игре, пении, танцевальном движении, перформансе и широком использование сенсорных материалов.
Занятия с детьми до 3-х лет, 2015 г.
Участники его курсов успешно встраивают метод, идеи, игры в свою деятельность, создавая собственные потрясающие проекты! Здесь вы можете найти список прошедших курсы Евгения.
Заметки:
Детское состояние.
К тому времени, как я стал вести группы, у меня был уже богатый опыт общения с разными детьми, и я замечал у себя такую штуку, - как только я оказывался рядом с маленьким ребёнком, мозг плавно уползал в какое-то странное состояние. Это про коммуникацию… я перестраивался со слоя слов на невербальную настройку - на движения, взгляд, звуки голоса. Это как переключение, будто внезапно теряется способность разговаривать словами. Вернее, такая опция вроде бы существует, но понимание приходит не через слова. Но, наверное, самое основное - это ощущение линейности в отношениях, когда я понимаю, что мы можем сотрудничать с этим существом, дружить с ним.

Я ощущаю это состояние как подключение к слою сознания, который есть в моём прошлом опыте. Я же был когда-то ребёнком? И очень маленьким, вот таким вот совсем крохой. Я знаю, как это им быть, и как ощущать и мыслить как ребёнок. Остаётся только установить живую связь внутри себя - не разделять на себя разных, а наоборот соединить, растянуть спектр чувств и ощущений от взрослых до детских, похожих на сновидения наяву.

Когда я стал заниматься с младенцами, для меня было актуально научиться не растворяться в этом состоянии тотально, не терять корковую часть мозга. Но в качестве первого этапа, важна соединённость с малышом, там происходит тотальное включение внимания - работает эмпатия, сонастройка на телесном уровне. Этот навык прорабатывается, например, через телесную настройку, простое упражнение "зеркальце", когда взрослый повторяет позу малыша, все движения и звуки. Копирует то состояние, с которым ребёнок двигается, и прислушивается к собственным ощущениям.

Во взаимодействии с особенно маленькими меня накрывало волной любви и блаженства, у меня было ощущение, что я параллельно нахожусь в двух течениях сознания - взрослом и детском.

Я ощущал это как "детское состояние", которое возникает при сонастройке с ребёнком, причём возраст ребёнка влиял на качество этого состояния. С детьми до 5-6 месяцев у меня было чувство, что я как будто сплю наяву. Это было очень качественное замедление, в котором я "ловил глюки" из ощущений, которые называются "аффектами витальности". Это, например, если я переживаю ощущение падения - "пухх"! Я могу его почувствовать, как конфигурацию чувства - одновременно как звук, движение руки вниз, резкий выдох, наблюдения как падает лёгкий предмет, сброс тонуса мышц, налёт разочарования и т.п.

Долгое время моим любимым возрастом был 6-12 месяцев (но ползунчики). Эти дети были очень конкретно-телесными, чаще всего очень решительными в своих физических стремлениях в сторону интереса. Был даже случай, когда за одним полугодовалым дитём наблюдали 15 взрослых, и он при этом не терялся. Ему не было дела до всей этой толпы народа.

Наиболее показательным для "лежунчиков" и "ползунчиков" всегда была деятельность с мячиками для кошек. Сами шарики - это чьё-то гениальное изобретение, пробуждающее ориентировочный рефлекс и откровенное любопытство у млекопитающих с неразвитыми корковыми структурами (мдя… я тоже до них не равнодушен). Разноцветные, с бубенцами внутри, разные на ощупь, они стимулируют реагировать нервную систему - следить и ползти за ними, тянуться и поворачиваться к ним. "Лежунчики" пожирают их глазами, будучи не в состоянии дотянуться, а попытки доползти отталкивают их в противоположном направлении. Но это ничуть их не смущает. "Ползунчики" превращаются в охотников, обнаруживая приоритеты к мячикам относительно цвета, звучания, размера.

В таких играх им можно задавать более сложные задачи на внимание, чувствуя их характер и способность идти на контакт. Основную роль играет сонастройка с ребёнком, некоторая тотальность пребывания с ним. Если говорить более просто - важно не отвлекаться от игры, наблюдая за реакциями малыша, подстраиваться к его интересу и следовать за ним.
Внимание и звук.
Мои занятия продуктивны от 4-х месяцев... Это - тот возраст, который я определил для себя как возможность утянуть внимание младенца от мамы, и получать его ясную реакцию. Можно и раньше, на самом деле, но там ребёнок почти не реагирует на окружающий мир… по крайней мере, мне так виделось. После 2-х месяцев начинает формироваться "ядерная самость", и это как раз про ощущение отдельности, связности, непрерывности, - всего того, что необходимо для занятий с отдельными персонажами.

Внимание маленького человека идёт от сенсорной стимуляции. Это можно наблюдать даже на животных. Например, звук вызывает ориентировочный рефлекс - поворот головы в сторону источника звука и выравнивание его по центру между двумя ушами. Тут же включается симпатическая нервная система - готовность к действию. Мозг обработал сигнал, и в первые мгновения ему важно понять, исходит этот звук от чего-то безопасного, или наоборот, есть повод для тревоги. Повторный стимул уже не даёт такой реакции, это как кошка, которая вздрагивает только от первого резкого звука, а потом теряет к нему интерес.

Что это для нас? Когда мы занимаемся с детьми, звук стимулирует детей поворачиваться и тянуться за источником, искать его глазами, ползти, изучать предметы языком. Зная это, при занятиях с малышами, мы можем организовывать пространство так, чтобы дети следовали за сенсорными материалами, изучали их.

В равной степени такое имеет отношение к любому возрасту. Для малышей до года такими очевидными стимуляторами могут выступать "кошачьи" мячики. Для возраста старше, используются любые материалы, которые ребёнка тащат за собой. Например, для возраста быстрых "ползунчиков" (от 9 мес.) и "бродилок" хороши металлические миски, которые и блестят, и звучат (если по ним колотить или швырять их на пол), и своеобразны на вкус, и могут фокусировать звук голоса, если в них кричать.

Звук, звуковые свойства предметов включают внимание детей, провоцируя на движение, проявление себя в пространстве. И это вообще не про музыку ещё.
Среда и опыт.
Возможность ребёнка успешно учиться закладывается в раннем возрасте. Средовые занятия как раз сильно способствуют этому.

Нужно понимать, что АБСОЛЮТНО ВСЁ, что окружает ребёнка - это и есть та среда, которая задаёт направление и качество развития малыша. Подобно цветку, рост которого зависит и от почвы, на которой он растёт, и от климата; оказался ли он в тени деревьев или на солнце; часто ли идёт дождь, и нет ли там вредных насекомых. Растение "принимает условия" и его развитие происходит в соответствии с тем, насколько благоприятным (или не очень) оказывается ситуация, в которой оно оказалось. Сосна, выросшая в густом тёмном лесу, будет отличаться от сородича в поле. А то же растение, которое растёт на продуваемой ветрами скале, будет не похоже на предыдущие два.

Человек рождается беспомощным, по сравнению с другими млекопитающими. Некоторые животные сразу после рождения уже способны самостоятельно передвигаться. Мозг человека дозревает уже не в утробе, а в окружении среды, и благодаря этому, способность к адаптации у него выше. А дальше - всё зависит от среды.

Среда - это не просто место, где хорошо, комфортно, мягко и пушисто. Среда даёт вызов всяк попадающему в неё. Среда притягивает внимание, заставляет двигаться и сопротивляться. Провоцирует проявлять себя, чтобы быть понятым другими, реализовывать потребности и ежемгновенно делать выбор.

Как мы можем сделать такое на занятиях? Сама обстановка в зале должна быть приближенной к природным условиям, как будто это - "полянка", на которой наши "зверушки" могут свободно перемещаться и проявлять себя в этих условиях.

Развитие этих детей вытекает из опыта, который они здесь получают. Этот опыт - результат взаимодействия с предметами окружения, друг с другом и со взрослыми. Понемногу буду раскрывать то, как устроены средовые занятия.
Сензитивные периоды.
Почему всё-таки именно средовая педагогика может быть в возрасте до 3-х лет наиболее продуктивной? Я уже писал про невероятную адаптивность человеческого существа. В этом возрасте происходит активное развитие нейронных связей. Нервная система выпускает свои щупальца - исследует, отбирает нужное и осваивая, закрепляя результаты в паттернах движений, поведений, тянется исследовать дальше. Расширяется, усложняется.

И для каждого процесса исследования и закрепления есть свой наиболее важный период. Нервная система и мозг - "увлекающиеся" товарищи, но эти увлечения чётко привязаны к периодам роста и развития всего человеческого существа. Их называют сензитивными или чувствительными периодами (sensitive). Эти периоды могут как глобально относиться к периодам, типа развития речи, а могут рассматриваться как мелкие увлечения ребёнком. Именно они нас и интересуют, когда мы говорим про развитие ребёнка в среде.

Представьте себе железнодорожную станцию, на которую приходят разные поезда. Прибывающие составы - проезжающие магазины, привозят туда разные товары и продукты. Привозят, останавливаются - который на час, который на 10 минут или даже на минуту. Каждый поезд сугубо специфичен, эдакий шведский стол - склад, где есть всё же ограниченный, но выбор.

У каждого, кто оказывается на станции, есть только время остановки поезда для того, чтобы легко забрать то, что нужно. Когда поезд уйдёт, то получить то, что уехало будет в разы сложнее.

Каждый поезд - это период с возможностями, когда происходит "нейронный взрыв", в это время освоение движения, навыка, определённой координационной связи происходит в разы быстрее. Например, сензитивный период может быть связан с освоением баланса тела на стопах. Ребёнок находит неустойчивый предмет и становится на него. Это может быть подушка, или мягкий матрас. Он может часами балансировать именно потому, что настал специальный для этого момент. Нервная система реагирует удовольствием на исследование и освоение такого баланса. Ребёнок увлекается каким-то действием, и это увлечение чаще всего связано именно с совпадением интереса с возможностями ускоренного освоения.

Но всегда ли ребёнок попадает во все вероятные "сензитивные" периоды и какова судьба развития конкретного навыка\приёма\интеграции? Например, дома может не оказаться надлежащего предмета для балансировки, или ребёнку запрещают прыгать на диване, кидать подушки на пол. Или водят всё время за ручку (чтобы не убежал или случайно не упал и не расшибся), и у него нет шансов экспериментировать. А ещё бывает, что ребёнок болел какой-то период, и когда мозг был направлен на развитие ловкости, тело было ограничено в движении.

Получается, что "состав с возможностями" уехал до того, как ребёнок смог войти и взять для себя необходимое, или вообще во время наступления сензитивного периода, он не был на "станции". В этом нет ничего плохого, это - жизнь, где среда диктует вектор развития. Как возможности, так и ограничения формируют личность человека, позволяя ему наиболее оптимально существовать и развиваться в условиях семьи, социума, климата, экологии, и т.п.

Однако, попадание деятельности ребёнка в сензитивный период значительно расширяет его дальнейший потенциал. По сути, когда ребёнок оказывается внутри поезда возможностей, где удовольствие от исследования и результатов разворачивает его развитие в данном направлении, он очень быстро берёт всё, что ему надо, осваивает, интегрирует и двигается дальше. Например, удачные попытки найти равновесие на одной подушке подтолкнут его через какое-то время искать новые "высоты" в виде эквилибристики на 2-х или 3-х подушках, если на это хватает собственной смелости и смелости родителей, и когда будут освоены навыки безопасного падения.

И вот именно здесь можно говорить об оптимальном развитии ребёнка через среду, где ребёнок выбирает ТО, ЧТО ЕМУ НУЖНО ИМЕННО СЕЙЧАС, и осваивает это СТОЛЬКО, СКОЛЬКО ПОНАДОБИТСЯ СО СВОЕЙ СКОРОСТЬЮ, движимый собственной природой.

Перенося на нашу деятельность, это означает, что среда должна насыщаться тем, что может представлять интерес для ребёнка в этом возрасте. Есть, однако, особенности внимания, которые надо учитывать… и об этом будет дальше.
Здоровый минимализм.
А что, если сразу будет много всего? Масса возможностей - бери-не-хочу? Ребёнок оказался на "станции", где очень много поездов - все гудят, сверкают рекламой. Тут можно потеряться, внимание пытается выхватить самое ценное, но для того, чтобы увидеть свои поезда, нужно время для практики. Возвращаясь к тем же самым подушкам и эквилибристике - чтобы малыш их заметил и почувствовал вкус исследования собственного равновесия, нужно одно из двух условий:

  1. - подушка - это основной или единственный предмет в фокусе внимания (здоровый минимализм)
  2. - ребёнку нужно показать \ дать попробовать эти ощущения (презентация)
Эти два условия очень хорошо сочетаются, но крайностей здесь тоже не нужно. Когда у ребёнка есть выбор - с чем сейчас поиграть, взрослые, создающие среду, могут увидеть направление интереса ребёнка. Так можно понять, в чём сейчас настаёт сензитивный период.

Начнём со "здорового минимализма" и со слова "интерактивный". Как дети, так и взрослые при взаимодействии с чем- или с кем-либо, всегда получают информацию и о том, с чем происходит контакт, и о себе. Для ребёнка принципиально, что он изучает себя в контакте с окружением. Поэтому, всё с чем есть взаимодействие - интерактивно, всё отвечает на игру. И для получения удовлетворения и понимания, как можно контактировать с тем или иным предметом, ребёнок исследует все ему доступные способы воздействия на него. Нет вопроса "что это?", есть вопрос "что мне с этим делать?", и он сразу и решается практически.

Ребёнка может увлечь сама поверхность пола, на которой он оказался - его можно полизать, чтобы попробовать на вкус и шершавость или понюхать; скользит он или царапается, мягкий или твёрдый, и как ему сейчас с этим? Получается, что ребёнка ничем специально не нужно занимать, он сам найдёт, чем продуктивно заняться. То же справедливо и по отношению к любым предметам, в зависимости от периода развития, с чем-то ребёнок будет играть больше, с чем-то меньше, следуя за интересом. Если же стимулов в среде слишком много - внимание рассеивается.
Ограничения.
Здоровый минимализм - это не про лишение ребёнка всего окружающего мира. Хотя нездоровый минимализм приводит ребёнка именно к тому, чтобы развивать своё взаимодействие с тем, что есть. Один из ярких примеров - великий скрипач Никколо Паганини, которого в детстве отец запирал на целые дни в пустом чулане со одной лишь скрипкой. Игра с инструментом (а не играть ребёнок не может) привела к вынужденному освоению скрипки. Но эту тему развивать не будем, мне больше нравится, когда у ребёнка есть выбор, а взрослые помогают ему стать собой.

Вообще, среда должна быть перенасыщена и для достаточной стимуляции нервной системы, и для любопытного выбора ребёнка. Но на занятиях мы вначале ограничиваем и тщательно сортируем информационное насыщение среды для того, чтобы вниманию малыша было за что зацепиться. Это как раз даёт возможность направить ребёнка туда, где он получит максимум пользы для своего развития в связи с сензитивным периодом. В этом и есть разница между средовыми занятиями, и той средой, которая окружает малыша в повседневности.

Какая конечная цель средовых занятий, если рассматривать в контексте насыщения окружающей среды? Нас интересует способность ребёнка точно выхватывать из массы окружающих предметов, событий, явлений, собственных ощущений, чувств, и т.д. именно то, что ему сейчас актуально для его развития и становления. Это - навык, который формируется тогда, когда у ребёнка есть выбор и свобода принимать решение, а также ограничения, помогающие ему последовать за вниманием и погрузиться в процесс исследования.

Однако, на занятиях всегда много всего - дети, родители, музыка, пение, сенсорные материалы, танец… как же организовать процесс так, чтобы малыши не терялись? Кроме здорового минимализма мы используем презентацию… об этом - дальше.
"Фон" и внимание.
В среде действует правило, корнями уходящее в свойство внимания. Существует "фон", и есть "объект", выделяющийся на "фоне". "Фон" - это информация, которую внимание не выделяет. Однако "фон" воздействует на человека. Например качество освещения, которое может не замечаться, но от него зависит возбудимость или утомляемость, и даже травмоопасность (если например, в тёмном зале происходят активные подвижные игры). "Фоном" может быть музыка, раскиданные по полу игрушки, "все эти люди" в зале (включая ведущего). Внимание ребёнка выхватывает из "фона" то, что привлекает его внимание - "объект". Это может быть предмет, движение, ритм, цвет, человек… короче, всё, что угодно.

Однако сам "фон" может превратиться во что-то заметное и значимое, когда у "фона" появляется явная структура. Например, если все вокруг ребёнка совершают одинаковое действие (например бегают, или одновременно останавливаются, или вместе поют, хлопают и топают, симметрично двигаются, и т.п.) Кроме самого ощущения от синхронности действий и порядка вокруг, ребёнок усваивает принцип структуры, организации действий и предметов во времени или в пространстве.

Кстати, именно поэтому важно, чтобы на средовом занятии была команда из взрослых (родителей, нянь), которые вместе играют в игры и выполняют задания, чтобы процесс был увиден, услышан, ощутим. Не зависимо от того, чем внешне занят в этот момент ребёнок, он напитывается той информацией, которая обретает вокруг него конкретную форму - групповую игру, танец, песню.

Понимая, как устроена природа детей, мы можем не беспокоиться - малыш забирает с собой весь процесс занятий в той мере, в которой ему это сейчас доступно и необходимо.

В этой связи, становится понятным, как традиционно успешно передавались знания из поколения в поколение, возникали династии. Дети "варились" в среде, насыщаясь образом мышления и действий окружающих их взрослых. Они усваивали законы мира, сами собирая их по крупицам из жизни вокруг, уточняя по мере взросления и приобретения опыта.
Смелость.
Внимание малыша выхватывает то, что кажется его мозгу сейчас важным. К сожалению, или к счастью, но мозгу важнее всего опасность. Да-да! Именно степень опасности определяет дальнейшие действия малыша. Сам стимул может показаться опасным, что вызовет защитную реакцию и ограничит свободное проявление ребёнка в среде.

В первую очередь работает рефлекс - реакция нервной системы на раздражитель. Например, звук, движение заставит повернуть голову ребёнка по направлению его источника. Если всё случается неожиданно, сильно - нервная система "пугается". Но и затем оценивается опасность, особенно если всё происходит быстро, выходит из под контроля. Мозг заботится о нас, и ему важно защищаться от потенциальных угроз, предугадывать развитие событий.

Всё новое может быть потенциально опасным, однако именно новенькое и неизведанное манит к себе, возбуждает любопытство и желание исследовать. Незнакомое это - источник интереса и развития, а степень напряжения при взаимодействии с ним регулирует поведение малыша.

Например, ребёнок заметил за креслом что-то цветное, и направился туда. Оказавшись ближе, он видит, что торчит какая-то очень прикольная штука с глазами (игрушка). К ней надо как-то подобраться (а кресло почти вплотную придвинуто к стенке). Вроде туда и рука, и голова влезает… но что-то его останавливает. Да, там темновато, и не очень понятно, что это такое. А вдруг выпрыгнет и схватит за руку? Надо сходить за мамой, чтобы постояла рядом. Мама пришла, теперь можно действовать!

В этом месте может возникнуть смелость! Такое реально, если ребёнок чувствует безусловную поддержку своих действий, присутствие защиты в случае опасности и возможность самостоятельно действовать. Он может проявлять себя, а его мозг уверен, что ему не дадут погибнуть, и в случае чего, есть безопасное убежище.

Поддержка - это не потакание всему, что делает ребёнок. Это - возможность отдать ответственность за действия и их последствия самому малышу, подарить ему шанс получить опыт. Именно здесь нужна мудрость взрослых, организующих среду, чтобы установить поле для действия и границы, взаимодействуя с которыми, ребёнок познаёт устройство мира и себя самого.
Презентация.
Чем меня сразу покорили малыши, когда я начал с ними работать, это абсолютная честность! Ребёнка невозможно увлечь тем, что ему не актуально. Невозможно претендовать на его внимание, если он этого не хочет. Однако! Мастерски проведённая презентация может на какое-то мгновенье захватить малыша, чего, собственно, вполне достаточно. Его мозг фиксирует это событие и решает - надо сейчас туда направлять энергию, или нет.

Впервые со словом "презентация" я познакомился на курсах по продажам, и там это означало умение правильно предложить товар, используя коммуникативные навыки, НЛП техники и т.п. Вот абсолютно согласен с этим и по отношению к детским занятиям. Чем тоньше процесс взаимодействия с детьми, тем больше шансов привлечь внимание детской аудитории.

В широком смысле, можно презентовать всё что угодно, и в случае наших занятий это может быть предмет, движение, игровой приём (например ладушки), звук, мелодию, стишок, и т.д.

"Объект" должен выделяться на "фоне", для этого нужно найти момент или создать ситуацию, при которой то, что вы хотите показать детям будет видимым (слышимым, ощущаемым). Вспоминая "здоровый минимализм", - нужно подвести группу к такому моменту, когда естественным образом настанет тишина (звуковая, двигательная), а в поле внимания появится (новый) "объект" презентации. Иными словами, нужно убрать лишнее - музыку, предметы, обилие движений. Тогда это место будет действующей "сценой".

Ведущему не нужно перекрикивать всех, или сильно чем-то махать, чтобы быстрее привлечь к себе внимание. Надо разгрузить пространство, а не нагружать его ещё больше. Потребуется, также, немного времени чтобы ребёнок увидел, услышал, ощутил то, что вы считаете достойным его внимания. А увлечётся этим ребёнок или нет, зависит от многих причин, и это уже не ответственность ведущего. В любом случае всё, что вы делаете, ребёнок проживает. И если для его развития это оказалось неуместным или несвоевременным, событие просто "осядет в архив" до удобного случая.
Поведение родителей.
Как-то, пару лет назад, прихожу я в новый зал танцевать КИ. Помню, что выдрал себя из дому в очень сложный момент, когда очень хотелось забраться в свою ракушку и заткнуть клешнёй вход. Встречает меня администратор, молодая женщина - рассказывает куда вешалка, где пописать, ключик от шкафчика, и всякое такое… Я понимаю, что где-то я её уже видел, а она вдруг меня спрашивает, - А вы Женя? А можно Вас обнять? Она была одной из тех мамок, которые водили ко мне своих чад. Я чуть не заплакал… это было для меня очень вовремя!... и, кстати, тогда я её очень хорошо запомнил.

Заходят ко мне мама с дочкой 2-х лет, мама садится в уголочек и сидит там с очень кислым лицом всё занятие. Любые попытки привлечь её поучаствовать, не приводят ни к чему. Ну, думаю, ладно - не могу же я всем нравиться? Хорошо, думаю, сделаю ещё одну попытку. Подхожу к ней между прочим, и говорю такие речи: - Анна, мне очень нужна Ваша помощь! Сейчас будет очень важное задание, где нужно, чтобы все взрослые покружились. Так, глядишь, и дети к нам подключатся!

Тут я вижу, что эта Анна бледнеет и говорит: - О, нет! Только не кружиться! У меня сейчас первый триместр, и меня всё время тошнит.

Такие случаи научили меня пересматривать свою позицию по отношению к поведению родителей на занятиях. Если честно, средовые занятия вообще далеко не всем родителям заходят, особенно с первого раза. Там много всего странного и непонятного, что вызывает тревогу и неловкость, а иногда и раздражение. И даже, при всём принятии происходящего, бывают дни, когда просто сложно живётся по разным причинам. Вот мне, например всегда нелегко жилось по утрам, я - сова. А если сюда ещё прибавить ребёнка, которого нужно запихать в комбез и куда-то ехать, может быть даже в другой район города по пробкам. Или преодолевать коляской питерскую жижу и перекопанные подходы к дому перед отопительным сезоном.
Дружба.
Ещё один результат средовых занятий, но который для меня стоит на первом месте. Ребёнок и родители становятся друзьями!

"Привет! Давай играть! Что тут у тебя?" Эти малыши, которым было меньше года окружили меня, пока я возился на полу с мисками.... я был в шоке! Я практически слышал их мысли! Родители сидели поодаль и с удивлением наблюдали эту картину - их дети, словно тараканы, ползали вокруг меня, играли со мной. Нашему знакомству было всего полчаса, и это был мой первый мастеркласс в Москве.

Меня затягивало такое общение, мне всегда было интересно в таких играх. Было ощущение, что карапузы открывают мне что-то новое про мир, про себя самого. Я чувствовал это как полноценный диалог, где можно делиться друг с другом впечатлениями, собственными переживаниями.

Я вижу тебя, ты мне важен, мне интересно то, что ты мне открываешь. Я хочу делиться с тобой сокровенным, и мне нужно, чтобы ты меня видел. Тогда я ещё больше становлюсь собой. - Такие мысли возникали у меня в минуты близкого контакта с детьми.

Я учусь сонастраиваться с ребёнком, и я учу этому педагогов и родителей. Благодаря сонастройке возможна дружба, когда ребёнок в любом возрасте придёт и скажет "маам, помоги! я запутался." Не будет конфликта поколений, а сложные возрастные периоды будут проходить безопасно для отношений для обеих сторон.

На занятиях родители начинают открывать ценность проявления ребёнка не только в плане развития его самого. Включение внимания, свидетельствование его проявления и сонастройка с ним позволяет почувствовать и понять природную мудрость, простоту его действий, образ мысли. Отсюда растёт понимание и принятие его действий.

Впереди у них ещё много работы - обоюдное выставление границ, распределение ответственности, умение выражать эмоции, умение разговаривать. Но дружба формируется с самой первой встречи - с рождения, и поддерживается каждым моментом взаимоотношений.

Отношения взрослый-ребёнок не противоречат их дружбе. Если доверять природе, ребёнок сам знает, что ему лучше - как расти, какое занятие выбирать… за исключением конечно моментов, когда это лучше знают взрослые. А дальше начинается "танец отношений".
Способ мышления, работа с информацией.
Как-то на одном из моих выездных классов девочка спросила маму - "А что дедушка делает?" И тут я осознал, что старше этих детей почти на полвека… Чему я могу их научить?

Вопрос оказался очень серьёзным, и я бросил заниматься с малышами и сосредоточился на работе только со взрослыми, чтобы передать свои знания, образ мысли другим педагогам.

Учатся ли всё-таки дети в том бардаке, что творится на занятиях? Чему здесь вообще можно научиться? - Именно так думают некоторые взрослые, впервые попавшие на средовые занятия. Кроме всего прочего, дети очень скудны на обратную связь - они могут странно реагировать на происходящее, оставляя без внимания то, что им показывают. Повторения на занятии от них не добъёшься. На месте они редко сидят, и т.п. Ну выглядит это как будто дети отдельно своими делами занимаются, педагог что-то там делает, организует родителей, которые с ним играют...

Что же всё-таки делают мелкие? У них у каждого в голове кипит работа - они учатся учиться. Благодаря организованным действиям родителей, через презентации и провокации. Благодаря пространственным и тактильным играм, сенсорным материалам, музыке и стихам, дети научаются манипулировать информацией. Каждое мгновенье они оценивают, отбирают важные для собственного развития моменты - предметы, движения, звуки и ритмы, паттерны поведения. Они "мотают на ус" и уносят их с собой с занятий для того, чтобы воспользоваться информацией за пределами нашей "песочницы"

Дети учатся уходить или ясно показывать, когда информации для них становится много. Дети научаются идти в напряжение, когда появляется что-то важное для внимания. Малыши становятся конкретными, когда им что-то нужно, или их что-то не устраивает.

Мы, педагоги, родители не впариваем детям 30-40 летнюю информацию, а позволяем им разогнаться. Так каждый ребёнок научится находить свой, наиболее оптимальный путь развития, выбирая нужные для себя самого условия - необходимую информацию и способ работы с ней. Материал на занятиях - это просто стартовая площадка для большого процесса длиной в жизнь.
Свобода поведения.
Будущее детей… каким оно будет? Кто знает? Однако семья, окружение ребёнка, страна формируют его мышление и способность действовать - об этом например, экологическая модель Ури Бронфенбреннера. Каким должен быть ребёнок? У каждой мамы, у каждого папы (бабушки, дедушки) есть представления, ожидания, амбиции по поводу собственного чада. Каким я хочу (а чаще понятнее, каким не хочу) видеть своего ребёнка?

Когда педагог становится приверженцем того или иного метода, бывает, что остальные подходы ему кажутся неправильными. Так случается и со средовым подходом. Ведь недаром, мой курс называется "Анатомия Волшебства" - нередко после него люди уходят настолько вдохновлённые, что не могут себе представить, - как с детьми можно общаться и воспитывать их по-другому?! Вот так же правильно!

А у меня на это нет ответа. Есть только собственное мнение и опыт. Мне больше по душе, когда ребёнок сам находит свой маршрут в жизни, а мы ему помогаем не разбиться по пути вдребезги. Взрослые создают почву и границы… а какими они должны быть - в каждой семье или в том окружении, где растёт ребёнок, есть своё самостоятельное решение. Чем больше ожиданий от ребёнка - тем больше будет направляющих, тем ỳже путь, по которому ребёнок может идти.

Свобода требует границ и правил. На одном полюсе - отсутствие ограничений, на другом - военная дисциплина беспрекословного подчинения. Эдакая шкала, на которой у каждого человека есть своя точка. В каждой семье есть такая точка, вернее зона договорённости (часто негласной) по поводу воспитания детей.

Средовой подход даёт больше свободы ребёнку для исследования и самостоятельности. И здесь тоже может быть разная степень, - когда ребёнку ставить границы? Могут появляться вопросы, типа - Что, он всю жизнь так и будет делать как захочется? А слова "надо" для него не существует? А если он вообще не захочет того, что надо делать в жизни? … и т.п. Но и тут однозначного ответа нет - всё зависит и от возраста, и от характера, и от ситуации.
Границы.
С какого возраста детей нужно учить выстраиванию границ? Хм… нет, не правильный вопрос. Наверное так, когда начинаем обращать внимание на существование границ? Да вот поперёк лавки когда…

Примерно с 2-х месяцев у ребёнка активно формируется ощущение ядерной самости, и как её определяет известный детский психолог Даниэль Стерн, - "...сепаратной, связной, отделенной границами физической целостности с ощущением собственной способности влиять..."

По сути, малыш начинает выстраивать отношения с окружающим миром и, в том числе со взрослыми. Если взрослые достаточно внимательны к проявлению младенца, он часто самостоятельно регулирует количество и качество реакции. Взять, например, игры в "ку-ку". Ребёнок вдруг обнаруживает возможность разной реакции взрослого на свои действия. От того, насколько он проявляет голос или смеётся, или насколько активно двигает ручками и ножками, взрослый меняет своё поведение. Если ребёнку хочется продолжать игру, он это показывает одними знаками, если нет - другими. Кстати, знаки "нет" бывает проще распознать. И эти знаки остаются столь же ясными и позднее, и даже у взрослых людей. Именно "нет" в разных вариациях помогает детям (да и нам тоже) обнаружить собственные границы и границы других людей.

"Нет" определяет границы дозволенного мира, безопасного пространства, пределов жизни. "Нет" вносит ясность в отношения между людьми, позволяет дружить, выстраивать деловые и дипломатические отношения. И это - та точка, в которой мы можем помочь младенцам на средовых занятиях.

Речь идёт как о границах по отношению к поведению детей, так и о том, чтобы им самим почувствовать, когда нужно "сказать" нет, показать свои границы по отношению к другим.

На своём курсе я учу создавать игровые ситуации для осознания и укрепления малышами собственных границ, в силу чего появляется ощущение уверенности ими в собственных действиях. Поле ясности границ - это то, что может приходить императивным путём как ограничения "нельзя и всё", или как следствие опыта "куда я могу сунуться, а где я получу по лбу". И то и другое существует в хорошем балансе, который выстраивается на средовых занятиях.
Контакт.
Одна из главных первых задач на занятиях - подружиться с ребёнком. И здесь тоже про границы. Как я могу предложить игру, игрушку, устроить презентацию учитывая личное пространство малыша? Ведь от этого зависит успех в установлении контакта с ребёнком, и, соответственно, продуктивность средовых занятий. А вообще, какое у ребёнка личное пространство, отличается ли оно с возрастом - например его размеры? Как можно увидеть эти границы? Так много вопросов...

Самое простое проявление границ - это "нет", отказ ребёнка. Он отслеживается по телесным проявлениям - отведение взгляда, отворачивание головы, смена выражения лица, плач или что-то подобное, закрывание передней части тела, и т.п. (а у вас как?). Намерение убежать, спрятать голову, швырнуть, закричать, выругаться… Список может быть продолжен вами самостоятельно с пометкой "ёлки! у меня тоже так!" или "это бывает только у очень маленьких детей, со мной никогда такого не случается" ))

Когда мы вступаем в контакт с малышом, важно помнить, что он за неделю проживает значительно больше событий, чем взрослый человек. Бывает, пришёл через две недели с мамой, и вы - практически новый человек в его жизни. Ну так и есть, его восприятие сильно поменялось, образовалось целая куча новых нейронных связей, и от вас осталось смутное воспоминание. Приходится буквально заново знакомиться с ребёнком и налаживать контакт.

Следовательно, мы используем какие-то принципы, которые помогают установить безопасный "буфер" между ведущим и малышом. Здесь есть хорошая новость, ребёнок приходит вместе с мамой, которая может быть опорой для ребёнка в любой сложной ситуации. А знакомо ли вам, когда на занятиях дети не могут отлипнуть от мам и смотрят на ведущего не отрываясь? И что делать в этом случае? В общем, картина получается многомерная.

А как вы телесно взаимодействуете с людьми? Например, как долго вы смотрите в глаза незнакомым (и знакомым) людям? Когда заходите в вагон с людьми - куда именно садитесь относительно других пассажиров? Может быть есть ещё что-то, что диктует ваши пространственные взаимодействия с другими?
Взгляд.
Взгляд человека… В нём столько всего! Вроде бы что? - ну посмотрел и посмотрел... но при взаимодействии с малышами мы замечаем, насколько по-разному дети воспринимают взгляд взрослого.

Взгляд - это внимание. А внимание - это энергия. Как с любой энергией, с ней бывает хорошо, а бывает - не очень. Мы все питаемся энергией внимания, например подбирая себе одежду, чтобы пойти на вечеринку или в гости. Там даже получается связь типа "я обернулся посмотреть, не обернётся ли она…", - я одеваю одёжку и я в ней "такая" или "такой"; и как меня в этом качестве воспринимают окружающие, - и как я от этого качества внимания буду себя чувствовать?..

Одно из очевидных проявлений внимания - это взгляд. Есть байка про двух студентов, поселившихся в одной комнате в общежитии - японца и канадца. Через неделю оба по очереди требовали их расселить. Виной был взгляд. Канадец говорил: "мой сосед всё время прячет от меня глаза, никогда не смотрит на меня, он наверное меня ненавидит". Японец утверждал, что его сосед, похоже, хочет его убить - всё время смотрит на него в упор. Разный культурный контекст порой приводит к недоразумениям… А как же у детей? По-разному, но принципы общие есть.

В моём опыте, дети младше 7-8 месяцев достаточно спокойно реагируют на взгляды других. А вот позднее начинается период, когда ребёнок становится чувствителен к взглядам взрослых, и здесь педагогу важно контролировать - куда и как он смотрит. Такая перемена у ребёнка связана с развитием интерсубъективной самости, когда он замечает, что своими переживаниями можно делиться с другими. Малыш обнаруживает наличие психических миров у других людей и становится способным соотносить свои переживания с переживаниями окружающих.

Вопрос взгляда - это вопрос безопасности и границ. Прямой взгляд несёт много энергии, и нередко он вносит напряжение. У некоторых животных прямой взгляд связан с выслеживанием добычи, агрессией, - и к нам, людям, это прилетело с телесным устройством.

А как у вас со взглядом, например, в общественных местах, или в кругу друзей, или на публичном выступлении?
Пирамида Маслоу.
Вам знакома ситуация, когда вы не успели позавтракать, сидите на лекции а в животе пусто? Или на каком-то мероприятии, когда мокрые ноги мешают включиться в суть?
А теперь представьте занятие с малышами, когда вы тщательно продумываете ход его развития, готовитесь, приходят дети, и... что-то идёт не так. Малыши не могут включиться, капризничают, мамы нервничают... Но среда есть среда - здесь, как в жизни, всё имеет право случаться и всё важно.

Бывает, что полнолуние выносит всем мозг, или магнитная буря шарахает по башке, а может происходить ещё что-то, но когда ребёнок странно себя ведёт, это скорее всего следствие того, что он странно себя чувствует физически.

Некоторые педагоги пытаются сделать занятие более структурным, добавляют больше чётких императивных заданий, но это не всегда спасает ситуацию. Если брать концепт "среды", то необходимо принять такое поведение и больше прислушиваться в этот момент к детям, поскольку им совсем нелегко. Готов ли будет "работать" ребёнок на занятии? Насколько вообще он сейчас способен включиться вниманием в процесс?

Здесь уместно вспомнить пирамиду Маслоу.
Самое первое, что необходимо реализовать - это базовые потребности, обеспечить физический комфорт ребёнку. Начнём с того, что ребёнок мог не выспаться - например, виновником бессонницы могли стать зубы. Зубы, особенно, если вылезают пачками, могут стать препятствием на занятиях для изучения нотной грамоты или исследования особо прикольных ёршиков для унитаза. Может быть ребёнок успел проголодаться (тут тоже будет не до ёршиков), или ему жарко от количества надетых одёжек (такое часто можно наблюдать в транспорте в межсезонье). А ещё по поводу сна, - иногда у детей время дневного сна приходится аккурат на ваше занятие, и тогда странное поведение вам может быть обеспечено как гипо-, так гипервозбуждение.

Короче, если мы забываем про базовый комфорт, - прощай, учебные цели!

Что же делать, если у вас на занятии оказался такой ребёнок? Быть внимательным! Спрашивать мам про сон, еду, комфортное ли время для её малыша. Это усиливает поле принятия и помогает найти решение в каждой ситуации.
Форма занятий.
Я, честное слово, не планировал так делать, оно само сложилось! Всё очень красиво, напоминает временами сонатную форму… или красиво выстроенное произведение искусств, или развитие дня, или просто жизнь. Да, точно, занятие действительно напоминает маленькую жизнь, где есть непрерывный процесс с прелюдиями, темами в их развитии (разработке), кульминации, завершение. Сквозное развитие и смена локаций, время для того, чтобы просто побыть в своих процессах, импровизация на тему. Лирические разделы и кульминации, драматические порывы и отпускание.

Каждый раз наполнение занятия может быть разным, однако есть общие принципы, понятные каждому. Например, у занятия должно быть начало. Для взрослого точкой отсчёта будет, например объявление ведущего "начинаем!", или специальный ритуал, типа - сели-встали в круг, проговорили вместе стишок или своё имя и т.п. Для ребёнка начало - это появление в новом месте. Да-да! С этого момента малыш уже в процессе.

Дальше - это вход в само пространство, освоение в нём. Здесь нужно время, чтобы осмотреться, потрогать, полизать, поваляться, побегать, покричать и т.п. Чем более навязчивое пространство (например педагог, который всё время что-то предлагает или ожидающая конкретных действий мама), тем меньше ребёнок может прислушаться к собственному интересу в зале.

После - увидеть других, может быть поделать что-то вместе.

Затем - тема занятий, которая появляется как новая краска на белом фоне, в пространстве тишины и внимания (что тоже предварительно создаётся). Про презентацию я, кстати, уже писал. Часто основная тема создаётся благодаря сенсорным материалам.

Дальше - тема в разработке, из которой вытекает какая-то структура - чаще всего модель, объединяющая ритм, слова, музыку, образ и предметы или простейшие музыкальные инструменты.

Потом - время для импровизации с простыми заданиями или образами для родителей

И, наконец, завершение всему празднику - может быть танец, может песенка. Здесь как раз ритуал хорош для всей группы.
Материал 3+
Как-то на занятие 3-х леток я принёс новый материал. Мне очень хотелось сделать "ежовое занятие". У меня были обувные щётки, песенка и модель про ежей с элементами перформанса, массажные мячики, но… мне показалось этого мало. Хотелось чего-то неожиданного и смелого!

В общем, я принёс губки для мытья посуды и зубочистки, и мы дружно их туда начали втыкать. Родители с удивлением на меня посмотрели, но уже привыкнув к моим странностям, дружно включились в процесс. Где-то через минуту мне стало страшно, что дети покалечатся, и как только последний ёжик был утыкан, я тут же их собрал и поменял материал. Но я рад, что мы попробовали!

А ещё был момент с детьми помладше. Достаю клавесы, начинаем вместе исследовать материал, - а как они катаются, а как пахнут, а как стучат? И тут оказывается, что у одного мальчишки идёт кидательный период - он всё швыряет. Но швырнув пару палочек, он завис на запихивании их себе в штанину. Я выдохнул с облегчением, и мы смогли вместе провести несколько игр с клавесами.

Я вот думаю… а если бы я знал, что у меня будет такой мальчишка, я бы принёс клавесы, или заменил чем-то другим? Здесь всегда возникает перед ведущим вопрос, - пробовать или не пробовать? Практически любой материал может таить в себе потенциальную опасность. Те же самые клавесы-палочки. Они очень твёрдые, особенно если лупить друг друга (кстати есть специальная японская техника "явары", когда такой предмет может стать оружием). А если на него наступить, то можно нешуточно упасть, и т.д.

На что же опираться ведущему? Ну, понятно, на опыт, а ещё? На уверенность, что всё будет хорошо и на интуицию. В случае с "ёжиками", например, такой материал вполне пойдёт на индивидуалке или на художественных занятиях, сидя за столом, когда всё у всех на виду. А ещё на степень своей тревожности и тревожности мам. Если вам тревожно, когда вы думаете про подобный процесс - замените материал или подстрахуйтесь, чтобы если что - быстренько сменить деятельность.
Конкуренция потребностей
А вы знаете, чего вы хотите? Ну и глобально, и сиюминутно? Я уверен, что конечно же знаете, а если нет, то наверняка в согласии с собой по этому поводу… ну большую часть времени. Так вот, мы хотим одновременно много всего (и это - нормально). Это - наши потребности конкурируют друг с другом. Часть из них может быть осознана, а часть - нет. Всю свою жизнь мы учимся понимать себя, в том числе именно свои потребности, поскольку их удовлетворение часто поднимает настроение. Так уж мы устроены природой.

А как у малышей? У них очень ярко проявляются и потребности, и их конкуренция. И чем чаще мы ставим их в ситуацию выбора и поддерживаем в принятии собственного решения, тем больше мы помогаем им развить самостоятельность, становиться смелее и разборчивее в собственном выборе.

Например, дети любят двигаться - это потребность в игре с движением, но в группе с другими людьми малыш может испытывать неуверенность. Однако, сидеть на месте нет сил - потребность к познанию нового подталкивает "на подвиги". Бывает, что:

- Ребёнок идёт играть
Его потребность в освоении нового, в игре доминирует. Остальные потребности ему не мешают это реализовывать. Иногда включается потребность в маме, но она тут, в доступе - можно на неё посмотреть или подбежать к ней

- Ребёнок остаётся сидеть и наблюдает
Потребность в новом есть, но может быть включается пассивно-оборонительная реакция (спрятаться, замереть) или "рефлекс лени" (сохранение энергии)

- Ребёнок прижимается к маме
Здесь есть факторы, которые важнее исследовательской потребности. Может быть это витальные потребности, и малыш не очень хорошо себя чувствует физически - ребёнок проголодался, недоспал. Может быть он чувствует себя безопасно только в таком тесном контакте с мамой.

У каждого малыша там творится что-то своё, правильное. Но благодаря "динамической среде" - в пространстве всё время что-то происходит (под чутким руководством ведущего, разумеется). Мы помогаем ребёнку сначала реализовать потребности, которые мешают его исследовательскому поведению.
Любопытство и среда.
Что движет человеком, когда он исследует глубины космоса или океана? Занимается наукой, ищет новые решения жизненных или бизнес задач? Дада! Правильно, любопытство! Это - одна из заложенных природных потребностей. Для чего она нужна человеку, и как мы развиваем у ребёнка в среде - попробуем разобраться.

- Любопытному на-днях прищемили нос в дверях! Любопытной Варваре - нос оторвали!

На то, что исследовательское поведение - это потребность, указывает стремление узнавать новое. Когда всё хорошо, малыш получает от этого большую радость! Когда ползает - залезает в разные углы, или когда пальцем ковыряет какой-либо предмет. С точки зрения выживания, сбор новой информации, например, позволяет прогнозировать ситуации. Это сильно сцеплено с потребностью в безопасности. Когда об окружающем мире достаточно информации, тогда мозгу есть на что опереться. Здесь в ход вступают эмоции. Нам нравится понимать, что происходит вокруг нас и с нами самими, и поэтому сам процесс исследования заточен на получение положительных эмоций. Радость - это мощный мотиватор, помогающий нам развиваться.

- Страшно интересно!

Парадокс, но умеренный страх может быть дополнительным мотиватором в исследовании нового. Недаром же в нашем языке это - устойчивое выражение. Здесь конкурирует потребность в безопасности с исследовательским поведением. Можно даже не совсем про "страшно", а "непонятно".

"Вот там торчит что-то и шевелится"… кстати, тут ещё что-то про охотничий инстинкт похоже )) - "Оно может быть чем-то для меня полезным - а дай-ка я его поймаю!" Или… "оно ещё и скребётся - да ну его! Пойду я отсюда подальше!"

Преодоление препятствий (успешное) закрепляет нашу нацеленность на исследование нового. Получается целое приключение, - во-первых, интересно исследовать; во-вторых, появляется азарт, когда не всё так просто; ну и наконец, достижение результатов!

Поэтому, когда мы создаём среду для малышей, нам важно поддерживать и природное стремление познавать новое, и придумывать лёгкие квесты, с которыми дети будут справляться, и разумеется, радоваться их находкам.
Лень.
Лень-матушка раньше нас родилась, - так поговаривали в старину.

Хорошие добрые персонажи из сказок - Емеля (сидит на печи, да есть калачи), часто кот или медведь обладают этим чудесным качеством. Или, например, литературная классика - Обломов.

Так лень - это хорошо или плохо? А вдруг мой ребёнок вырастет лентяем, и так всю жизнь "и просидит на печи"? Когда уже можно начинать тревожиться и "закручивать гайки"?

Лень - одна из сильнейших поведенческих программ, и она очень нужна с биологической точки зрения - это сохранение энергии. Действительно, если можно энергию не тратить, это - самый благоразумный вариант! А чем больше у вас энергии - тем больше возможности её потратить на что-то важное. Правда же? А как мы выбираем, что важнее? Ну конечно, положительные эмоции! Удовлетворение, удовольствие, радость, да и просто сдвиг эмоционального фона в сторону "+". И это может быть достижение результата, что справедливо про взрослых, - сейчас вложусь силами, например приготовлю что-нибудь вкусненькое на ужин, и награда за старания будет велика. Или, как часто бывает у детей - радость от процесса, например от движения, или от игры-исследования (о, а это что-то новенькое тут). Хотя и здесь (если по-честноку), всегда есть малюсенькие результаты, подкрепляющие процесс.

А лень? Нужно, чтобы эмоции перевешивали от "не лениться". Выходит, что лень - это конкурент других потребностей, например любопытства, исследовательского поведения.

Что у ребёнка? - сложное, "не по зубам" задание или труднодостижимая цель усиливает потребность лени. Оно и логично - затраты больше, отдача меньше - и вот теряется смысл "пыхтеть". Ещё один образ - две чаши весов. На одной - интерес и мотивация, на другой - усилия для достижения. Если ооочень интересно - хочется больше работать, а если слишком напряжно, то и интерес уходит. Включается лень, экономим энергию.

Поэтому, делаем среду, в которой есть и сложности, и возможность маленьких достижений. Ребёнок готов играть без устали, если ему интересно, и он не вырастет лентяем, если быть чутким к его развитию.
Среда и темперамент.
Темперамент считается врождённым свойством личности, помните - меланхолик, холерик, сангвиник, флегматик? По сути, он отражает тип нервной системы и базовый уровень потребностей каждого человека. Это - природа, и как с любым природным свойством, мы не сможем его переделать - мы не сделаем из меланхолика сангвиника или холерика. Вернее так, сломать можно кого угодно, например из правшей делают левшей, но это не даёт оптимальный способ развития малыша. Лучшее, что мы можем сделать для малыша - это создать такие условия, в которых его природа может быть замечена. И дальше так организовать среду, чтобы он был способен развиваться максимально эффективно следуя этой своей природе.

Принимая и соглашаясь с разной природой каждого ребёнка и его темперамента легко понять, почему дети настолько по-разному реагируют на одно и то же событие. Однако, даже схожее поведение в корне может быть вызвано разными причинами, и здесь важно не торопиться с выводами и действиями по отношению к ребёнку. Основное - наблюдать поведение малыша и позволять ему проявлять себя так, как ему наиболее комфортно в данной ситуации.

Например, идёт занятие и в среде происходит какая-то свободная движуха - активная музыка, мячики, много детей и взрослых. Несколько минут, но всё же они проявляют поведение всех участников. Вася и Настя сидят на коленях у своих мам и не бегут участвовать в этом веселье. Проходит пара занятий, и они начинают включаться, хотя общая тенденция сохраняется - немного поучаствовали и хватит. Вася - очень тревожный, быстро устаёт, чуть что - готов поплакать, и пребывание в компании (особенно долгое) для него - большой стресс. Настя другая, - может долгое время быть в окружении людей без проявления малейших признаков беспокойства, но любит больше сама с собой.

Васю с мамой хорошо сажать ближе к стеночке, где они могут уединиться, когда ему это понадобится. А вот с Настей может быть и наоборот, устойчивость нервной системы позволяет быть в гуще событий - а там может включиться любопытство.
Подписаться на новости
Я согласен с обработкой собственных данных.
Написать мне
Ваш e-mail
ЗАКАЗ ЗВОНКА
Мы вам перезвоним
Ваш телефон
БЛИЖАЙШИЙ КУРС - 28 сентября - 2 октября 2022 г. в Санкт-Петербурге